ИЗ ПОСЛЕДНЕГО (а можно еще все книги одним списком)
Багровый лепесток и белый | Мишель Фейбер

Вся кремлевская рать. Краткая история современной России | Михаил Зыгарь

Принцип Полины |  Дидье Ван Ковеларт

Чтец | Бернхард Шлинк

Женщина на лестнице | Бернхард Шлинк

Агафонкин и Время | Олег Радзинский

Тайная история | Донна Тартт

что                          
читаем?
Всего
122 806 050
буковок позади
О проекте  Благодарности
Как читать?  Советы читателей
А следить?
КОГДА-ТО   Ctrl    АВТОРЫ НАЗВАНИЯ



Написать комментарий

Посоветовать другую книгу

Получить код для блога

СОРОКИН Владимир
Роман (1989)


Последняя страница захлопнута 20 января 2011
934 336 буковок
Скачать fb2txt. Уже скачали 2127 раз.
А еще можно купить на Ozon-е

«...Сосновый бор. Он всегда поражал Романа единством и монолитностью. Как сильно разнится он с простым смешанным лесом, высылающим навстречу путнику сначала кустарники с подростом, потом подлески и одиночные деревья, а потом уж наползающим стихийно, где дубом, где березами, где осинником вразброд, подобно пестрому войску наших предков. Не таков сосновый бор. Нет перед ним ни подлесков, ни бурьяна. Он наступает широким фронтом, сразу обрушивая на путника всю свою вековую мощь и разя его в самое сердце.
Роман замер, пораженный величием и красотой...»

От себя
В этой книге можно до бесконечности восхищаться вкусными сценами из жизни русской деревни: рыбалка, охота, свадьба, баня, поход за грибами, катание на лошадях. Характеры главных героев выведены ювелирно, сочно и незабываемо.

Но Сорокин был бы не Сорокиным, оставив роман приторно-сладким в духе российских классиков, ни дай бог, с хэппиэндом. Последние несколько страниц, точно также как и в «Москве», читать почти невозможно, тошно. Я хоть и знал, чье творчество лежит у меня перед глазами, развязка немного обидела.

Понравившиеся цитаты
«
Про женщин 
– Рома, ну какая женщина способна трезво оценить себя! – развел руками Антон Петрович. – Если она умеет это делать, значит, просто это загримированный мужчина. Сей род лукав. И в лукавстве черпает силу.» 
«
Каждый пьет как умеет 
Все выпили, и каждый, как водится, отреагировал на анисовую по-своему: Роман коснулся кончиком сильно накрахмаленной салфетки своих усов; Антон Петрович издал звук, похожий на тот, что издавал сегодня Петр Егоров, расшибая поленья; отец Агафон сморщился, качнул головой и, прошептав: «Грехи наши…», сразу принялся закусывать; попадья сказала: «Ой»; Петр Игнатьевич крякнул, выпучил глаза, оттопырил губы и некоторое время не двигался; Николай Иванович зябко передернул плечами, смахнул мизинцем слезу из-под очков; Лидия Константиновна, по обыкновению, не отреагировала никак, словно воды выпила.» 
«
Вера 
– Но вера… – начал было Роман.

– Вера – это имя, – быстро перебил его Клюгин и рассмеялся. – Без Веры мы можем обойтись! Без этого мира – нет!

– Каждый человек верит. А помимо физического мира, нам еще дано чувство трансцендентного, которое есть в каждом человеке и с которым тоже приходится считаться.

– Трансцендентное? Спросите об этом Парамошу Дуролома или мою кухарку Нюрку. У первого трансцендентное – водка, у второй – чулок с деньгами.

– Они верят в Бога, это и есть их трансцендентное…

– Верят потому, что так принято. Вместе молотят, вместе жнут, вместе в бане парятся. Вместе и в церковь ходят.

– Вы не правы, Андрей Викторович. Вера живет в человеке с рождения. Христос нам заповедовал…

– Да что мне ваш Христос! – устало взмахнул руками Клюгин. – Таких безумцев, как он, в миру было пруд пруди. Взяли, выбрали одного и вот молятся на него. А я вам, голубчик, так скажу. Я, когда в ссылке жил, много литературы по психиатрии прочитал. А потом вспомнил Евангелие, и меня словно молнией ударили: это же чистый клинический случай! Шизофрения. Вам знакомо это слово?

– Какая глупость…

– Нет, не глупость. Давайте еще выпьем, и я вам расскажу… все расскажу о Христе.

Клюгин быстро наполнил рюмки и заговорил:

– Так вот, Роман Алексеевич. Родился мальчик в Вифлееме у старого плотника Иосифа и его молодой жены Марии. В ту ночь была комета, а по иудейским верованиям под звездой рождаются только цари да пророки. Политические дела, надо сказать, в Иудее тех времен складывались весьма худо: подчиненная Риму, она не имела собственного правителя. Ждали мессию, то есть попросту – царя иудейского. Иосиф же, будучи человеком явно психически не совсем здоровым, женился уже на беременной Марии (иначе, посудите сами, какая бы молодая барышня пошла за старика), вбил себе в голову или, точнее, услышал голоса, напевшие ему о высшей причастности к зачатию. Мария же тоже была не совсем нормальна. И вот в таких условиях растет малыш. С детства отчим-безумец и ненормальная мать внушают ему, что он мессия. Постепенно он сходит с ума, то есть становится настоящим шизофреником, бродящим без дела из города в город, резонерствуя и совращая слабохарактерных или таких же сумасшедших. У него настоящий шизофренический букет: раздвоение личности, мания величия, его одолевают видения и галлюцинации, он постоянно слышит голоса и разговаривает якобы со своим небесным отцом. Вся эта карусель длится довольно долго, наконец он становится слишком заметен, наместники боятся волнений, первосвященники – потери доверия народа, и вот его решают убрать. Его распинают. И вот здесь-то, милостивый государь вы мой, Роман Алексеевич, происходит самое замечательное. Знаете ли вы, что такое шизофренический Schub?

– Нет, не знаю, – проговорил Роман, с неприязнью слушая Клюгина.

– Это попросту – приступ, наивысшая точка болезни, когда больной впадает в так называемое реактивное состояние, то есть просто совсем заходится. Вывести его из такого состояния могут или сильные лекарства, или сильная боль. Не так давно в наших сумасшедших домах бедных больных выводили из Schub’а простым способом. Им делали «мушку». То есть, взявши мокрое полотенце за оба конца, прижимали к макушке несчастного, а потом изо всех сил дергали. В результате у него снимался скальп с макушки, он терял сознание от боли и потом приходил в себя. Так вот. Для Христа такой «мушкой» было распятие на кресте. Страшная боль отрезвила его, вывела из Schub’а, и он произнес фразу, проливающую свет на всю его историю и подтверждающую мою правоту. «Почто меня оставил?» – вот что он спросил. Болезнь – вот что оставило его, дав на мгновение перед смертью трезвость ума. Если бы он и впрямь был сыном божьим – спросил бы он у отца подобную глупость? Schub кончился, ангелы и голоса исчезли. И умер по-человечески, в рассудке… Так-то. А вы мне – «Христос воскресе, Андрей Викторович». Не воскресе. Не воскресе, голубчик…» 
«
Россия 
– Да оттого, что из-за таких вот нигилистов да разных темных личностей, – Он посмотрел через плечо на спящего Клюгина, – у нас, у русских, в голове полная каша: одни на запад смотрят, раскрымши рот, другие в страхе на восток пялятся, третьи пьют горькую. У русского человека хамства и лени и так отбавляй, что поделаешь, наградили нас татары этими грехами, а тут еще крикуны да критики с кукишем в кармане: «Россия болото, Россия – провинция беспросветная, России надо к немцу-англичанину в ноги бухнуться, России надо старую кровушку спустить, России надо то, России надо это…» Кричат на все лады, как сороки, мужик для них – пешка, Россия – шахматная доска, хотим – пешки сюда, хотим – сюда, а хотим – и смахнем их вовсе к черту да позовем немцев, пусть научат gut arbeiten!

– Ну, положим, этому у немцев действительно не грех поучиться! – заметил Рукавитинов.

Красновский махнул рукой:

– Учился я у них! Не спорю, головы есть толковые, но, простите, мне в кирхе ихней не просто скушно, а как-то страшно становится: для них что университетская кафедра, что церковная – одно и то же. В их народе нет страха Божьего, он у него заменен воспитанием. А ученые их так все поголовно безбожники. Все верят в науку. Да и вообще, Европа меня давно уже разочаровала. Там душе как-то холодно. Русской душе. Нет теплоты там. И русскому человеку нет места. Мы там всегда были гостями, гостями и останемся. И я никогда, слышите, никогда не променяю последнего русского нищего на марбургского профессора. Я лето провожу в Крутом Яре, и я нигде так не отдыхаю душой, как здесь. Посмотрите вокруг, полюбуйтесь красотой русской природы, послушайте, как девки поют, как парни острословничают, как старики балагурят! Это же как живая вода! Все в народе нашем есть, все в нем крепко и ладно. А то, что он, как выразился Антон Петрович, горбат, то есть покамест по-настоящему не свободен, так это беда поправима. Дайте время – он распрямится. И распрямится сам, без крикунов, без террористов, без разного рода темнил. Больно видеть, как они нас обольщают. Русский народ доверчив и прост, как дитя. А они искусны, очень искусны. Пользуются его неграмотностью, сулят золотые горы и свободу… Ничего, дайте время.» 
«
Смех 
Дружный хохот раскатился по лугу. Смеялись мужики, смеялись бабы, заливались ребятишки, смеялся Роман, глупо хихикал лежащий Ванька, громоподобно хохотал Антон Петрович, и только один Красновский оторопело переводил свои подслеповатые глазки с валяющейся шляпы на Антона Петровича. Наконец засмеялся и он, что вызвало новый взрыв всеобщего веселья.

Роман смотрел на хохочущих мужиков, радуясь сам по себе и вместе с ними, смотрел, в который раз дивясь силе и чистоте русского смеха.

И правда, какой народ способен смеяться с такой свободой и простотой, с таким неподдельным беззлобным весельем? Роман с жадностью вглядывался в смеющиеся лица, они смеялись так, словно это был их последний смех, смеялись, как будто расплачивались свободной роскошью смеха за столетия серой несвободной жизни, смеялись, забыв себя…» 
НАПИШИТЕ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ  или   ПОСОВЕТУЙТЕ ДРУГУЮ КНИГУ
Агеев Марк
Адамс Дуглас
Айзексон Уолтер
Акунин Борис
Андахази Фредерико
Ахерн Сесилия
Ашманов Игорь
Багиров Эдуард
Бакли Кристофер
Баллард Джеймс Грэхэм
Бегбедер Фредерик
Бенаквиста Тонино
Берроуз Уильям
Блинкоу Николас
Боуэн Джеймс
Браун Дэн
Бренсон Ричард
Брусникин Анатолий
Брэдбери Рэй
Буковски Чарльз
Булгаков Михаил
Бэнкс Иэн
Вайз Дэвид
Вайсбергер Лорен
Вербер Бернард
Вишневский Януш
Вулф Том
Гавальда Анна
Гейман Нил
Генацино Вильгельм
Глуховский Дмитрий
Гоголь Николай
Голден Артур
Голдинг Уильям
Гончаров Иван
Гордон Катя
Гришковец Евгений
Гэлбрейт Роберт
Д'Агата Джузеппе
Диккер Жоэль
Довлатов Сергей
Достоевский Ф.М.
Ерофеев Венедикт
Жур Белль де
Зыгарь Михаил
Зюскинд Патрик
Иличевский Александр
Ильф Илья
Ирвинг Джон
Исигура Кадзуо
Кампаниле Акилле
Капоте Трумэн
Каррер Эммануэль
Келлерман Джесси
Киз Дэниел
Кинг Стивен
Кинг Дарен
Кинселла Софи
Ковеларт Дидье Ван
Кононов Николай В.
Коупленд Дуглас
Коэльо Пауло
Кундера Милан
Кэрролл Льюис
Ларссон Стиг
Леви Марк
Лимонов Эдуард
Липскеров Дмитрий
Лори Хью
Макаревич Андрей
Маккалоу Колин
Маккарти Том
Макьюен Иэн
Малсид Марк
Марголис Михаил
Маркес Габриэль Гарсиа
Медведева Наталия
Минаев Сергей
Митчелл Дэвид
Мураками Рю
Мураками Харуки
Набоков Владимир
НеРобкая Оксана
Нотомб Амели
Оруэлл Джордж
Остер Пол
Паж Мартин
Паланик Чак
Панюшкин Валерий
Пастернак Борис
Пелевин Виктор
Перес-Реверте Артуро
Петров Евгений
Пирсиг Роберт
Поляков Юрий
Понизовский Антон
Радзинский Олег
Робски Оксана
Роулинг Джоан
Саган Франсуаза
Сакин Сергей
Санаев Павел
Сатклифф Уильям
Сеттерфилд Диана
Сорокин Владимир
Стогоff Илья
Стоун Ирвинг
Стругацкий Аркадий
Стругацкий Борис
Сэ Слава
Сэлинджер Джером Дейвид
Тартт Донна
Тетерский Павел
Тимченко Галина
Тирни Джон
Томпсон Хантер С.
Улицкая Людмила
Уоллес Дэниел
Уэлш Ирвин
Уэльбек Мишель
Фаулз Джон
Фейбер Мишель
Фергюсон Уилл
Фицджеральд Френсис Скотт
Фишер Тибор
Фрай Стивен
Фриш Макс
Харрис Джоанн
Хеллер Джозеф
Хемингуэй Эрнест
Хорнби Ник
Хэддон Марк
Чхартишвили Григорий
Шепард Люциус
Шлинк Бернхард
Шмитт Эрик-Эмманюэль
Шоу Ирвин
Штамм Петер
Эггерс Дэйв
Экслер Алекс
Эллис Брет Истон
Элтон Бен
Энар Матиас
1..9
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К
Л  М  Н  О  П  Р  С  У  Ф  Х
Ц  Ч  Ш  Щ  Ъ  Ы  Ь  Э  Ю
Я

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА

ПОИСК ПО АВТОРУ
ИЛИ НАЗВАНИЮ КНИГИ



ПОИСК ПО ТЭГАМ
классика  27, наркотики  13, женский роман  12, детектив  32, сатира  9, фантастика  6, биография  15, мистика  12, экранизировано  27, детские  2, политика  4, контркультура  4, за одну ночь  6, плакал  3, психологический роман  2, рассказы  7, аудиокнига  2

© 2004—2016 Владимир Дорогов, написать письмо
В дизайне сайта виноват Мишечка Танский
122 806 050 буковок заключают в себе 270 книг
616 004 раз книгами заинтересовались и скачали