Что читаем? -> О книге -> Любовь во время чумы | Габриэль Гарсиа Маркес    
ИЗ ПОСЛЕДНЕГО (а можно еще все книги одним списком)
Сходство | Тана Френч

Цветы на чердаке  | Вирджиния Эндрюс

Там где раки поют | Делия Оуэнс

Наследие | Владимир Сорокин

Уничтожить | Мишель Уэльбек

Убийство в городе без имени | Кэйго Хигасино

Завтра, завтра, завтра | Габриэль Зевин

что                          
читаем?
Всего
122 806 050
буковок позади
О проекте  Благодарности
Как читать?  Советы читателей
А следить?
КОГДА-ТО   Ctrl    АВТОРЫ НАЗВАНИЯ



Написать комментарий

Посоветовать другую книгу

Получить код для блога

А еще есть такой фильм
«Love in the Time of Cholera»
«Любовь во время холеры»
2007, Mike Newell
IMDb
Маркес Габриэль Гарсиа
Любовь во время чумы (1985)


Последняя страница захлопнута 21 апреля 2010
796 529 буковок
Скачать fb2txt. Уже скачали 3609 раз.
А еще можно купить на Ozon-е
Тэги: экранизировано

«Я прирожденный оптимист», — такими словами закончил свою Нобелевскую лекцию колумбийский прозаик Гарсиа Маркес. Первым произведением, вышедшим после присуждения премии, стал «самый оптимистичный» роман Гарсиа Маркеса «Любовь во время чумы». Роман, в котором любовь побеждает неприязнь, отчуждение, жизненные невзгоды и даже само время.

От себя
О любви чрез всю жизнь, с иронией, но при этом светло, прекрасно и вкусно.

Понравившиеся цитаты
«
 
С нею Флорентино Ариса понял то, чем давно безотчетно страдал: оказывается, можно быть влюбленным сразу в нескольких и любить их всех с одинаковой сердечной болью, не предавая ни одну.» 
«
 
Но больше всего его тронуло то, что мужу пришлось взять ее под руку, чтобы помочь выбраться из зала, и при этом все равно она не рассчитала высоты ступеньки у двери и чуть было не упала. Флорентино Ариса всегда был чувствителен к подножкам, которые ставил возраст. Ощущая себя все еще молодым, он порою отрывался от чтения стихов в парке, чтобы поглядеть на пожилые пары, которые помогали друг другу перейти улицу, – подобные уроки жизни учили его познавать установления и законы своей собственной старости. В том возрасте, в каком находился доктор Хувеналь Урбино в тот знаменательный вечер в кино, мужчины обычно расцветают осенней молодостью, первые седины придают благородство их облику, и они вдруг опять становятся блестящими и соблазнительными, особенно в глазах молодых женщин, в то время как их увядшим женам приходится цепляться за их руку, чтобы не споткнуться о собственную тень. Но проходит еще несколько лет, и мужья внезапно проваливаются в пропасть отвратительной старости, разом одряхлев и телом и душой, и теперь женам приходится водить их под руку, точно слепых, и нашептывать на ухо, дабы не ранить мужскую гордость, чтобы смотрели под ноги хорошенько, там три, а не две ступеньки, а посреди улицы – лужа, а мешок на тротуаре – вовсе не мешок, а мертвый нищий, и с таким трудом они перебираются через улицу, словно это последний брод последней в их жизни реки. Флорентино Ариса столько раз заглядывал в это зеркало, что теперь боялся не столько смерти, сколько этой безобразной старости, когда его станет водить под руку женщина. Он знал, что в этот день, только в этот, ему придется навсегда отказаться от мечты о Фермине Дасе.» 
«
 
– Ты ошиблась, милочка, – сказал он. – Я не покупаю.

– Разумеется, – сказала она, – у тебя это на лбу написано.

Флорентино Ариса вспомнил фразу, еще мальчишкой слышанную от домашнего врача, его крестного, которую тот произнес по поводу хронического запора: «Мир делится на тех, кто испражняется хорошо, и на тех, кто испражняется плохо». На основе этой догмы тот разработал целую теорию о человеческом характере и считал ее более точной, чем астрология. Многолетний собственный опыт позволил Флорентино Арисе поставить вопрос иначе: «Мир делится на тех, кто понимает толк в постели, и на тех, кто вообще не понимает, что это такое». К последним он относился с недоверием: когда с ними приключалось это необычное для них дело, они начинали кичиться своею любовью так, будто сами только что все изобрели. Те же, кто знал в этом толк и предавался этому часто, наоборот, лишь ради этого жили. Они чувствовали себя естественно и прекрасно и были немы как могила, ибо понимали, что от сдержанности и благоразумия зависит их жизнь. Они никогда не похвалялись своими доблестями, ни с кем не откровенничали и выказывали к этому вопросу такое безразличие, что даже могли прослыть импотентами, совершенно фригидными, а то и стыдливыми гомосексуалистами, что и случилось с Флорентино Арисой. Однако подобные заблуждения были им на руку, ибо служили защитой. Словно члены некой тайной ложи, они узнавали друг друга в любом конце света, не нуждаясь в языке или переводе. А потому Флорентино Ариса не удивился ответу девушки: она была из своих, из этих, и знала, что ему известно, что она это знает.» 
«
 
Он не был мужчиной того типа, на котором она могла бы остановить свой выбор. Очки как у неприкаянного подкидыша, монашеский костюм, загадочное поведение – все это разжигало любопытство, но она не догадывалась, что любопытство – одна из многочисленных ловушек, которые расставляет любовь.» 
«
 
С того дня, как они возвратились из свадебного путешествия, Фермина Даса всегда сама подбирала одежду для мужа в соответствии со временем и обстоятельствами и аккуратно раскладывала ее на стуле заранее, с вечера, чтобы он, выйдя из ванной, сразу нашел ее. Она не помнила, когда начала помогать ему одеваться, а потом уже и одевать его, но хорошо знала, что вначале делала это из любви, однако лет пять назад стала делать по необходимости, потому что он уже не мог одеваться сам. Они только что отпраздновали свою золотую свадьбу и уже не умели жить друг без друга ни минуты и ни минуты не думать друг о друге; это неумение становилось тем больше, чем больше наваливалась на них старость. Ни тот, ни другой не могли бы сказать, основывались ли эта взаимная помощь и прислуживание на любви или на жизненном удобстве, но ни тот, ни другой не задавали себе столь откровенного вопроса, поскольку оба предпочитали не знать ответа. Постепенно она стала замечать, как неверен становится шаг мужа, как неожиданно и странно меняется его настроение, какие провалы случаются в памяти, а совсем недавно появилась вдруг привычка всхлипывать во сне, однако она отнесла все это не к безошибочным признакам начала окончательного старческого распада, но восприняла как счастливое возвращение в детство. И потому обращалась с ним не как с трудным стариком, но как с несмышленым ребенком, и этот обман был благословенным для обоих, потому что спасал от жалости.» 
«
 
Он умел определить что с больным, по одному его виду и с годами все меньше верил в патентованные средства, с тревогой следя за тем, как безбожно злоупотребляют хирургией: «Скальпель – главное свидетельство полного провала медицины». Он полагал, что всякое лекарство, строго говоря, является ядом и что семьдесят процентов обычных продуктов питания приближают смерть. «Как бы то ни было, – говорил он обычно на занятиях, – то немногое, что известно в медицине, известно лишь немногим медикам».» 
НАПИШИТЕ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ  или   ПОСОВЕТУЙТЕ ДРУГУЮ КНИГУ
 Агеев Марк
Адамс Дуглас
Айзексон Уолтер
Акунин Борис
Андахази Фредерико
Ахерн Сесилия
Ашманов Игорь
Багиров Эдуард
Бакли Кристофер
Баллард Джеймс Грэхэм
Бегбедер Фредерик
Бенаквиста Тонино
Берроуз Уильям
Блинкоу Николас
Боуэн Джеймс
Браун Дэн
Бренсон Ричард
Брусникин Анатолий
Брэдбери Рэй
Буковски Чарльз
Булгаков Михаил
Бэнкс Иэн
Вайз Дэвид
Вайсбергер Лорен
Вербер Бернард
Вишневский Януш
Вулф Том
Гавальда Анна
Гашек Ярослав
Гейман Нил
Генацино Вильгельм
Глуховский Дмитрий
Гоголь Николай
Голден Артур
Голдинг Уильям
Гончаров Иван
Гордон Катя
Гришковец Евгений
Гэлбрейт Роберт
Д'Агата Джузеппе
Диккер Жоэль
Довлатов Сергей
Достоевский Ф.М.
Ерофеев Венедикт
Жур Белль де
Замятин Евгений
Зевин Габриэль
Зыгарь Михаил
Зюскинд Патрик
Иличевский Александр
Ильф Илья
Ирвинг Джон
Исигура Кадзуо
Кампаниле Акилле
Капоте Трумэн
Каррер Эммануэль
Келлерман Джесси
Киз Дэниел
Кинг Стивен
Кинг Дарен
Кинселла Софи
Ковеларт Дидье Ван
Кононов Николай В.
Коупленд Дуглас
Коэльо Пауло
Кундера Милан
Кэрролл Льюис
Ларссон Стиг
Леви Марк
Лимонов Эдуард
Липскеров Дмитрий
Лори Хью
Макаревич Андрей
Маккалоу Колин
Маккарти Том
Макьюен Иэн
Малсид Марк
Марголис Михаил
Маркес Габриэль Гарсиа
Медведева Наталия
Минаев Сергей
Миньер Бернар
Митчелл Дэвид
Мураками Рю
Мураками Харуки
Набоков Владимир
НеРобкая Оксана
Нотомб Амели
Ньюман Кристин
Образцов Константин
Оруэлл Джордж
Остер Пол
Оуэнс Делия
Паж Мартин
Паланик Чак
Панюшкин Валерий
Пастернак Борис
Пелевин Виктор
Пелевин Александр
Перес-Реверте Артуро
Петров Евгений
Пирсиг Роберт
Поляков Юрий
Понизовский Антон
Радзинский Олег
Робски Оксана
Роулинг Джоан
Руни Салли
Саган Франсуаза
Сакин Сергей
Санаев Павел
Сатклифф Уильям
Сеттерфилд Диана
Сиболд Элис
Синсеро Джен
Сорокин Владимир
Стивенсон Нил
Стогоff Илья
Стоун Ирвинг
Стругацкий Аркадий
Стругацкий Борис
Сэ Слава
Сэлинджер Джером Дейвид
Тартт Донна
Тери Терри
Тетерский Павел
Тимченко Галина
Тирни Джон
Томпсон Хантер С.
Травен Бруно
Улицкая Людмила
Уоллес Дэниел
Уэлш Ирвин
Уэльбек Мишель
Фаулз Джон
Фейбер Мишель
Фелдман Дэвид
Фергюсон Уилл
Фицджеральд Френсис Скотт
Фишер Тибор
Флэгг Фэнни
Фрай Стивен
Фрай Макс
Франзен Джонатан
Френч Тана
Фриш Макс
Харрис Джоанн
Хеллер Джозеф
Хемингуэй Эрнест
Хигасино Кэйго
Хорнби Ник
Хэддон Марк
Чировици Э. О.
Чхартишвили Григорий
Шепард Люциус
Шлинк Бернхард
Шляхов Андрей
Шмитт Эрик-Эмманюэль
Шоу Ирвин
Штамм Петер
Эггерс Дэйв
Экслер Алекс
Эллис Брет Истон
Элтон Бен
Энар Матиас
Эндрюс Вирджиния
Янагихара Ханья
1..9
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К
Л  М  Н  О  П  Р  С  У  Ф  Х
Ц  Ч  Ш  Щ  Ъ  Ы  Ь  Э  Ю
Я

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА

ПОИСК ПО АВТОРУ
ИЛИ НАЗВАНИЮ КНИГИ



ПОИСК ПО ТЭГАМ
классика  29, наркотики  13, женский роман  12, детектив  34, сатира  11, фантастика  6, биография  15, мистика  12, экранизировано  29, детские  2, политика  4, контркультура  4, за одну ночь  6, плакал  3, психологический роман  2, рассказы  7, аудиокнига  2, антиутопия  2

© 2004—2016 Владимир Дорогов, написать письмо
В дизайне сайта виноват Мишечка Танский
122 806 050 буковок заключают в себе 322 книг
932 589 раз книгами заинтересовались и скачали