Что читаем? -> О книге -> Москва-Петушки | Венедикт Ерофеев    
ИЗ ПОСЛЕДНЕГО (а можно еще все книги одним списком)
Сфера | Дэйв Эггерс

Багровый лепесток и белый | Мишель Фейбер

Вся кремлевская рать. Краткая история современной России | Михаил Зыгарь

Принцип Полины |  Дидье Ван Ковеларт

Чтец | Бернхард Шлинк

Женщина на лестнице | Бернхард Шлинк

Агафонкин и Время | Олег Радзинский

что                          
читаем?
Всего
122 806 050
буковок позади
О проекте  Благодарности
Как читать?  Советы читателей
А следить?
КОГДА-ТО   Ctrl    АВТОРЫ НАЗВАНИЯ



Написать комментарий

Посоветовать другую книгу

Получить код для блога

Ерофеев Венедикт
Москва-Петушки (1970)


Последняя страница захлопнута 20 апреля 2009
169 568 буковок
Скачать fb2txt. Уже скачали 2375 раз.
А еще можно купить на Ozon-е

В одном из своих последних интервью Венедикт Ерофеев сказал, что больше всего из написанного им, ему нравится «Москва-Петушки». «Читаю и смеюсь, как дитя. Сегодня, пожалуй, так написать не смог бы. Тогда на меня нахлынуло. Я писал эту повесть пять недель…».

«Мне нравится, что у народа моей страны глаза такие пустые и выпуклые. Это вселяет в меня чувство законной гордости… Можно себе представить, какие глаза там. Где все продается и все покупается:…глубоко спрятанные, притаившиеся, хищные и перепуганные глаза…
Девальвация, безработица, пауперизм…
Смотрят исподлобья, с неутихающей заботой и мукой — вот какие глаза в мире чистогана… Зато у моего народа — какие глаза! Они постоянно навыкате, но —никакого напряжения в них. Полное отсутствие всякого смысла — но зато какая мощь! (Какая духовная мощь!) Эти глаза не продадут. Ничего не продадут и ничего не купят. Что бы ни случилось с моей страной, во дни сомнений, во дни тягостных раздумий, в годину любых испытаний и бедствий — эти глаза не сморгнут. Им все божья роса…»

Понравившиеся цитаты
«
 
– Когда тебя нет, мальчик, я совсем одинок… Ты понимаешь?.. Ты бегал в лесу этим летом, да?.. И наверное, помнишь, какие там сосны?.. Вот и я, как сосна… Она такая длинная-длинная и одинокая-одинокая-одинокая, вот и я тоже… Она, как я, – смотрит только в небо, а что у нее под ногами – не видит и видеть не хочет… Она такая зеленая и вечно будет зеленая, пока не рухнет. Вот и я – пока не рухну, вечно буду зеленым…
– Зеленым, – отозвался младенец.
– Или вот, например, одуванчик. Он все колышется и облетает от ветра, и грустно на него глядеть… Вот и я: разве я не облетаю? Разве не противно глядеть, как я целыми днями все облетаю да облетаю?..
– Противно, – повторил за мной младенец и блаженно заулыбался…» 
«
 
А мы, повторяю, займемся икотой.

Для того, чтобы начать ее исследование, надо, разумеется ее вызвать: или ан зихь (термин Иммануила Канта), то есть, вызвать ее в себе самом, или же вызвать ее в другом, но в собственных интересах, то есть, фюр зихь. Термин Иммануила Канта. Лучше всего, конечно, и ан зихь, и фюр зихь, а именно вот как: два часа подряд пейте что-нибудь крепкое, старку, или зверобой, или охотничью. Пейте большими стаканами, через полчаса по стакану, по возможности избегая всяких закусок. Если это кому-нибудь трудно, можно позволить себе минимум закуски, но самой неприхотливой: не очень свежий хлеб, кильку пряного посола, кильку простого посола, кильку в томате.

А потом – сделайте часовой перерыв. Ничего не ешьте, ничего не пейте, расслабьте мышцы и не напрягайтесь.

И вы убедитесь сами: к исходу этого часа она начнется. Когда вы икнете в первый раз, вас удивит внезапность ее начала; потом вас удивит неотвратимость второго раза, третьего раза, et cetera. Но если вы не дурак, скорее перестаньте удивляться и займитесь делом: записывайте на бумаге, в каких интервалах ваша икота удостаивает вас быть – в секундах, конечно:

Восемь – тринадцать – семь – три – восемнадцать.

Попробуйте, конечно, отыскать, если вы все-таки дурак, попытайтесь вывести какую-нибудь вздорную формулу, чтобы хоть как-то предсказать длительность следующего интервала. Пожалуйста. Жизнь все равно опрокинет все ваши телячьи построения:

Семнадцать – три – четыре – семнадцать – один – двадцать – три – четыре – семь – семь – семь – восемнадцать.

Говорят: вожди мирового пролетариата, Карл Маркс и Фридрих Энгельс тщательно изучили смену общественных формаций и на этом основании сумели многое предвидеть. Но тут они были бы бессильны предвидеть хоть самое малое. Вы вступили, по собственной прихоти, в сферу фатального – смиритесь и будьте терпеливы. Жизнь посрамит и вашу элементарную, и вашу высшую математику:

Тринадцать – пятнадцать – четыре – двенадцать – четыре – пять – двадцать восемь.

Не так ли в смене подъемов и падений, восторгов и бед каждого человека – нет ни малейшего намека на регулярность? Не так ли беспорядочно чередуются в жизни человечества его катастрофы? Закон – он выше всех нас. Икота – выше всякого закона. И как поразила вас недавно внезапность ее начала, так поразит вас ее конец, который вы, как смерть, не предскажете и не предотвратите:

Двадцать два – четырнадцать и все. И тишина.

И в этой тишине ваше сердце вам говорит: она неисследуема, а мы – беспомощны. Мы начисто лишены всякой свободы воли, мы во власти произвола, которому нет имени и спасения от которого – тоже нет.» 
«
 
И вот тогда-то я ввел свои пресловутые «индивидуальные графики», за которые меня, наконец-то, и поперли…

Сказать ли вам, что это были за графики? Ну, это очень просто: на веленевой бумаге черной тушью рисуются две оси
– одна ось горизонтальная, другая вертикальная. На горизонтальной откладываются последовательно все рабочие дни истекшего месяца, а на вертикальной – количество выпитых граммов в перерасчете на чистый алкоголь. Учитывалось, конечно, только выпитое на производстве и до него, поскольку выпитое вечером – величина для всех более или менее постоянная и для серьезного исследователя не может представить интереса.

Итак, по истечении месяца рабочий подходит ко мне с отчетом: в такой-то день выпито того-то и столько-то, в другой
– столько-то и того-то. А я, черной тушью и на веленевой бумаге, изображаю все это красивою диаграммою. Вот, полюбуйтесь, например, это линия комсомольца Виктора Тотошкина:



А это – Алексей Блиндяев, член КПСС с 1936 г., потрепанный старый хрен:



А вот уж это – ваш покорный слуга, экс-бригадир монтажников птурс, автор поэмы «Москва – Петушки»:



Ведь правда, интересные линии? Даже для самого поверхностного взгляда – интересные? У одного – Гималаи, Тироль, бакинские промыслы или даже верх кремлевской стены, которую я, впрочем, никогда не видел.

У другого: предрассветный бриз на реке Кама, тихий всплеск и бисер фонарной ряби. У третьего – биение гордого сердца, песня о буревестнике и девятый вал. И все это – если видеть только внешнюю форму линии.

А тому, кто пытлив (ну, мне, например) эти линии выбалтывали все, что только можно выболтать о человеке и о человеческом сердце: все его качества, от сексуальных до деловых, все его ущербы, деловые и сексуальные. И степень его уравновешенности, и способность к предательству, и все тайны подсознательного, если только были эти тайны.» 
«
 
Она сама – сама сделала за меня свой выбор, запрокинувшись и погладив меня по щеке своею лодыжкою. В этом было что-то от поощрения и от игры, и от легкой пощечины. И от воздушного поцелуя – тоже что-то было. И потом – эта мутная, эта сучья белизна в глазах, белее, чем бред и седьмое небо! И как небо и земля – живот. Как только я увидел его, я чуть не зарыдал от волнения, я весь задымился и весь задрожал. И все смешалось: и розы, и лилии, и в мелких завитках – весь – влажный и содрогающийся вход в эдем, и беспамятство, и рыжие ресницы. О, всхлипывание этих недр! О, бесстыжие бельмы! О, блудница с глазами, как облака! О, сладостный пуп!

Все смешалось, чтобы только начаться, чтобы каждую пятницу повторяться снова и не выходить из сердца и головы. И знаю: и сегодня будет то же, тот же хмель и то же душегубство…

Вы мне скажете: так что же ты, Веничка, ты думаешь, ты один у нее такой душегуб?

А какое мне дело! А вам – тем более! Пусть даже и неверна. Старость и верность накладывают на рожу морщины, а я не хочу, например, чтобы у нее на роже были морщины. Пусть и неверна, не совсем, конечно, «пусть», но все-таки пусть. Зато она вся соткана из неги и ароматов. Ее не лапать и не бить по ебалу – ее вдыхать надо. Я как-то попробовал сосчитать все ее сокровенные изгибы, и не мог сосчитать – дошел до двадцати семи и так забалдел от истомы, что выпил зубровки и бросил счет, не окончив.» 
НАПИШИТЕ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ  или   ПОСОВЕТУЙТЕ ДРУГУЮ КНИГУ
 Агеев Марк
Адамс Дуглас
Айзексон Уолтер
Акунин Борис
Андахази Фредерико
Ахерн Сесилия
Ашманов Игорь
Багиров Эдуард
Бакли Кристофер
Баллард Джеймс Грэхэм
Бегбедер Фредерик
Бенаквиста Тонино
Берроуз Уильям
Блинкоу Николас
Боуэн Джеймс
Браун Дэн
Бренсон Ричард
Брусникин Анатолий
Брэдбери Рэй
Буковски Чарльз
Булгаков Михаил
Бэнкс Иэн
Вайз Дэвид
Вайсбергер Лорен
Вербер Бернард
Вишневский Януш
Вулф Том
Гавальда Анна
Гейман Нил
Генацино Вильгельм
Глуховский Дмитрий
Гоголь Николай
Голден Артур
Голдинг Уильям
Гончаров Иван
Гордон Катя
Гришковец Евгений
Гэлбрейт Роберт
Д'Агата Джузеппе
Диккер Жоэль
Довлатов Сергей
Достоевский Ф.М.
Ерофеев Венедикт
Жур Белль де
Зыгарь Михаил
Зюскинд Патрик
Иличевский Александр
Ильф Илья
Ирвинг Джон
Исигура Кадзуо
Кампаниле Акилле
Капоте Трумэн
Каррер Эммануэль
Келлерман Джесси
Киз Дэниел
Кинг Стивен
Кинг Дарен
Кинселла Софи
Ковеларт Дидье Ван
Кононов Николай В.
Коупленд Дуглас
Коэльо Пауло
Кундера Милан
Кэрролл Льюис
Ларссон Стиг
Леви Марк
Лимонов Эдуард
Липскеров Дмитрий
Лори Хью
Макаревич Андрей
Маккалоу Колин
Маккарти Том
Макьюен Иэн
Малсид Марк
Марголис Михаил
Маркес Габриэль Гарсиа
Медведева Наталия
Минаев Сергей
Митчелл Дэвид
Мураками Рю
Мураками Харуки
Набоков Владимир
НеРобкая Оксана
Нотомб Амели
Оруэлл Джордж
Остер Пол
Паж Мартин
Паланик Чак
Панюшкин Валерий
Пастернак Борис
Пелевин Виктор
Перес-Реверте Артуро
Петров Евгений
Пирсиг Роберт
Поляков Юрий
Понизовский Антон
Радзинский Олег
Робски Оксана
Роулинг Джоан
Саган Франсуаза
Сакин Сергей
Санаев Павел
Сатклифф Уильям
Сеттерфилд Диана
Сорокин Владимир
Стогоff Илья
Стоун Ирвинг
Стругацкий Аркадий
Стругацкий Борис
Сэ Слава
Сэлинджер Джером Дейвид
Тартт Донна
Тетерский Павел
Тимченко Галина
Тирни Джон
Томпсон Хантер С.
Улицкая Людмила
Уоллес Дэниел
Уэлш Ирвин
Уэльбек Мишель
Фаулз Джон
Фейбер Мишель
Фергюсон Уилл
Фицджеральд Френсис Скотт
Фишер Тибор
Фрай Стивен
Фриш Макс
Харрис Джоанн
Хеллер Джозеф
Хемингуэй Эрнест
Хорнби Ник
Хэддон Марк
Чхартишвили Григорий
Шепард Люциус
Шлинк Бернхард
Шмитт Эрик-Эмманюэль
Шоу Ирвин
Штамм Петер
Эггерс Дэйв
Экслер Алекс
Эллис Брет Истон
Элтон Бен
Энар Матиас
1..9
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К
Л  М  Н  О  П  Р  С  У  Ф  Х
Ц  Ч  Ш  Щ  Ъ  Ы  Ь  Э  Ю
Я

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА

ПОИСК ПО АВТОРУ
ИЛИ НАЗВАНИЮ КНИГИ



ПОИСК ПО ТЭГАМ
классика  27, наркотики  13, женский роман  12, детектив  32, сатира  9, фантастика  6, биография  15, мистика  12, экранизировано  27, детские  2, политика  4, контркультура  4, за одну ночь  6, плакал  3, психологический роман  2, рассказы  7, аудиокнига  2

© 2004—2016 Владимир Дорогов, написать письмо
В дизайне сайта виноват Мишечка Танский
122 806 050 буковок заключают в себе 272 книг
658 618 раз книгами заинтересовались и скачали